«Без болезни я бы остался недоразвитым»

Oнa мoжeт вoзврaщaться в видe мeтaстaз, или тa жe oпуxoль нaчнeт aктивнo рaзвивaться. Oт нeгo прeжнeгo oстaлись лишь рaзнoцвeтныe тaтуирoвки пo тeлу, кoтoрыe с увлeчeниeм рaссмaтривaли врaчи, выбирaя, кудa нужнo удaрить лaзeрoм в xoдe лучeвoй тeрaпии. Exaли дoлгo, прoбки, тaксисты — всe бeсилo. A кoгдa я лeчился, oн дaвaл мнe мнoгиe сoвeты. Этo былo пoxoжe нa мeдицинский сeриaл, дa и сaм Ринaт писaл: «Чувствую сeбя пaциeнтoм дoктoрa Xaусa. Нo при этoм я нe чувствую сeбя бoльным, меня ничего не беспокоит. Кружку пива тоже можно, и я ее поднял буквально в тот же вечер! Но и он явно не любил об этом рассказывать, а я не спрашивал. Не знал, как это бывает, как это лечат. Фото опубликовано @rinat.karamba Окт 20 2015 в 1:05 PDT

Онкология — это не два-три, это сотни диагнозов. Спал плохо, волновался и ругал котов. Да, бывают очень сложные ситуации, но они всегда по силам, главное, стараться и хотеть — без рвения не получится. При этом эффективность не снижается, а наоборот. Хороший нажитый навык «не суетись!» положительным образом влияет на жизнь. В ронце забрал карту и сразу на КТ. Я же диареи не боюсь, не обхожу ее стороной. Про врачей долго можно говорить, без них ничего бы не получилось. Плюс курить нельзя. Также я совершенно по-другому стал оценивать жизненные ситуации. И нельзя сразу сесть и прочитать в интернете «про онкологию». Эта история уже закончилась, по крайней мере, мне хочется в это верить, и к этому блогу я, надеюсь, уже не вернусь. Через два часа я вышел из кабинета своего лечащего врача, сел на пол и взахлеб заплакал. Он закрыл свой блог, созданный специально для рассказов о борьбе с заболеванием. Есть и будут сложности, но это ж круто. Профилактика такая: здоровый образ жизни, без резких перегрузок, плюс минимум нахождения на солнце, потому что ультрафиолетовые волны влияют на кожный покров. Риск есть всегда, поэтому пациент находится на контроле в онкоцентре. Пацан сказал — пацан сделал! Может быть, кто-то после прочтения моего блога изменит к этому отношение. Вообще ничего. Но это уже мелочи и издержки, поэтому на них я не заостряю внимание. Я съездил на контрольную диагностику в РОНЦ, мне сделали УЗИ, КТ внутренних органов, и стало ясно, что я вступил в ремиссию, динамика лечения — положительная. И отчасти мое острое словцо привлекало людей, возникал диссонанс: ситуация сложная, болезненная, скользкая, а человек шутит. Всё! Каждый из них, когда заболел, потерял кого-то из окружения. А на самом-то деле эта болезнь вполне поддается лечению. Ну не то чтобы нельзя, врачи просто не рекомендуют это, так как есть противопоказания. А в остальном — вполне себе обычный образ жизни. Другое дело, что люди немного обратили на это внимание с точки зрения понимания, что это, как вести себя с больными, что делать, если вдруг у тебя диагностировали это заболевание. Практически каждый день Ринат с сарказмом писал, как в него втыкают жуткие инструменты для анализов и какие побочные эффекты есть от лекарств, а читатели по фотографиям следили, как больной теряет бороду и волосы из-за шести химиотерапий. За судьбой других я слежу, и у них более-менее все хорошо, тьфу-тьфу-тьфу. Жизнь после химеотерапии
Со мной это не закончится никогда, потому что в онкологии полного выздоровления нет. Онкобольные вообще разговаривают об этом только с другими больными, у них такая каста, маленький социум. Узнав, что у их знакомых онкология, люди не понимают, как себя вести, боятся. Конечно, старые привычки немного свербят и слегка хочется сорваться в галоп, но вместо этого я просыпаюсь не спеша, валяюсь не спеша, еду в студию не спеша, работаю не спеша, рулю все дела не спеша и всё успеваю не спеша. Так как онкобольные чаще всего стесняются об этом писать, боятся сглазить, и я вполне их понимаю. Если я умею держать в руках машинку, это не значит, что я могу набивать все. Я это объясняю людям, и поэтому очередь не растягивается на года, слава богу. Моя опухоль уменьшилась до жизненнонормальных размеров, и с ней уже можно существовать. Ринат рассказал «Газете.Ru», как будет жить дальше. То, что люди боятся… Все, что я писал, является правдой, и она не всегда сладкая. Это большой объем литературы, который скучно читать. Фото опубликовано @rinat_vs_lymphoma Окт 13 2015 в 7:07 PDT

Болезненный опыт
Это был серьезный опыт для меня, так как про онкологию я ничего не знал. Это врачи, создатели лекарств, просто добрые люди, которые мне протянули руку либо помощи, либо просто приоткрыли двери своей души, чтобы мне стало легче. Несмотря на то, что после отдыха в Питере надо бы еще отдохнуть, ритм рабочих будней не изменился. Другое дело, что из онкоболезней конкретно гематология — лечится, хорошо реагирует на химпрепараты, несмотря на то что она весьма агрессивная. Сейчас с точки зрения медицины я серьезно подковался. Последний пост в блоге
— Здоровым меня официально называть нельзя. Конечно, есть печальные случаи. Как «Премия развития» ВЭБа помогает российским предпринимателям и инвесторам

Новости СМИ2

«Дневник бородатого карлика с ракообразным внутри»

Якутский татарин и московский тату-мастер Ринат Каримов стал олицетворением борьбы с раком почти для 70 тысяч человек — столько подписчиков в… →

Якутский татарин — 32-летний Ринат Каримов на долгие для него десять месяцев стал в интернете символом борьбы с раком. Они обращались со мной так же, как и с остальными пациентами. ну, все наши страхи от незнания. Раньше я не мог представить себе сложность ситуаций, а теперь четко представляю все грани человеческих возможностей и человеческих слабостей. Я с этим не согласен, так как я работаю в определенном стиле татуировок, и он не всем подходит. Уникально только то, что я об этом начал писать. Это и называется ремиссия, в которой ты находишься и веришь, что ничего серьезного не произойдет. Последние месяцы его посты о лечении и побочных эффектах читали 93 тыс. И один коллега, он сейчас находится тоже в ремиссии. Добро пожаловать в ремиссию, Ринат! У лимфомщиков говорят, что если в среднем в течение двух лет ничего не выявлено, то можно расслабиться. Отчасти мне это льстит, но лишний раз я об этом всем не рассказываю. Но надо отдавать отчет, что это очень усредненные данные. Фото опубликовано Rinat KARAMBA (@karambatattoo) Авг 30 2015 в 4:16 PDT «Газете.Ru» Ринат рассказал, какой он получил опыт, можно ли его считать выздоровевшим и почему, на его взгляд, люди так боятся общаться с онкобольными. Один из препаратов, которым я лечился, выпускается там. В блоге, который я вел с самого начала болезни, я написал, что это был последний пост, поблагодарил всех, кто был со мной все это время. «Радиацию мне, да больше заверните! И мне это даже льстило, что они не выделяют меня, а просто делают свою работу. Я недавно ездил на российский завод. Люди не любят вообще читать про онкологию, но мой блог вот стал популярным. Думаю, это произошло потому, что я сильно иронизировал, смеялся над собой в том числе, так как считал, что позитивное отношение — это часть терапии. Потому что понятия выздоровление и ремиссия — это разные вещи. В 100% случаев такое происходит. Что касается выздоровления, то в ремиссии находится очень большое количество людей, больше, чем больных. Не круто, когда просто», — с задором писал татуировщик. В депрессии можно не впадать, так как безвыходных ситуаций, мягко говоря, мало. По мнению киношников, мутации еще никому не вредили. Мы с ним два курса лежали в одной палате. С кем-то я дружу плотно, например с Максом Антоненко, который в данный момент находится в Питере в клинике имени Раисы Горбачевой на пересадке костного мозга. Всегда есть риск рецидива и повторного возвращения болезни. Понятно, что проблемы в больницах всегда существуют — очереди те же, сложности с помещениями, количество палато-мест, и их не решишь никакими блогами. Не то чтобы я раньше страдал от отсутствия клиентов, но и теперь они есть. Понятно, что есть еще процессы в организме, которые не работают как прежде. Даже я год назад навряд ли стал бы читать что-то про онкологию. Чувстую себя свободным от собственной суеты человеком. 13ое число.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Новости промышленности http://kmi.kherson.ua/